Простор открыт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



C C C P

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

СССР был удивительным государством. Он с маниакальным упорством опровергал все, что сам же провозглашал.

Выросло уже целое поколение, которое не жило в Советском Союзе (да и те, кто жил, зачастую помнят далеко не все, а только колбасу по 2.20). И теперь, людям вновь вешают на уши пропагандистскую лапшу о том, какое замечательное это было государство.

***

Партнеры

Возникнув как претензия на справедливое мироустройство, он создал режим, находящийся на верхних позициях хит-парада самых жестоких диктатур в истории человечества. Выбросив лозунг "Мир - народам!", он вел себя агрессивно, устраивая революции в других странах, деля мир на сферы влияния, осваивая их при помощи танков, воюя с соседями и воспитывая своих и братских террористов. Брякнув "Земля - крестьянам!", он эту землю у них отобрал и создал такую систему повинностей, что по сравнению с ней крепостное право выглядит крайне прогрессивным и либеральным институтом. Провозгласив фабрики - рабочим!", он отдал их в руки бюрократии и устроил такое отчуждение рабочего от результатов своего труда, которое не снилось ни самому дикому капитализму, ни Марксу, это порочное явление описавшему. Лозунга "Воздух - людям!" СССР не выдвигал, за что большое спасибо всем подвижникам, этого не допустившим, а то еще неизвестно, что бы вышло.

Начав свою жизнь буйным, жестоким и хитрым уркой, СССР закончил ее бессильным и злобным маразматиком, ничего не помнящим и ничему не научившимся, перенесшим несколько инсультов вроде коллективизации, Большого террора или XX съезда, но еще способным перебить посуду у себя на кухне и даже бросить с балкона бутылку в прохожего.

История СССР - это сплошной кошмар, тоска и убожество. Все его достижения - хоккей, бомба, космос - не должны так называться, если иметь в виду их цену.

Именно поэтому даже победа в Великой Отечественной войне - это достижение не СССР, а замороченных людей, в нем проживавших, вопреки этому СССР.

Союз...

Чтобы создать СССР, нужно было развалить Российскую империю. Большевики справились с этим хорошо. Поскольку они не объявляли себя правопреемниками царской России, на одной шестой части земного шара образовалось практически чистое, с точки зрения государственного права, пространство. По его краям - на Украине, в Беларуси, в Закавказье, Средней Азии -- стали вполне законно возникать независимые национальные государства.

В ходе Гражданской войны все эти образования были оккупированы Красной армией, руководимой из Москвы, а в качестве руководителей для них были назначены как выходцы из местных коммунистических элит, так и представите ли центра. Объединяло тех и других членство в одной и той же организации - Российской Коммунистической партии (большевиков).

Поскольку реальная власть принадлежала именно РКП(б), ни о какой независимости новых республик изначально не было речи. Объединение их в одно государство лишь должно было узаконить тот факт, что все они подчиняются руководству партии, сидящему в Москве.

Нужно было только придать этому объединению пристойный вид. Поэтому 30 декабря 1922 года в Москве открылся I съезд Советов, на который съехались делегаты, выбранные в республиках по большевистскому избирательному закону, чтобы утвердить Союзный договор, разработанный не межреспубликанской структурой, что было бы логично, а Пленумом ЦК РКП(б) - по сути, общественной организацией, узурпировавшей власть. То есть большевики просто узаконили свои территориальные захваты под видом волеизъявления народов.

Тогда в СССР вошли Россия, Украина, Беларусь и Закавказская Федерация в составе Грузии, Армении и Азербайджана. В 20-30 гг. в результате манипулирования территориями и названиями на уже имеющихся пространствах были образованы Казахская, Киргизская Таджикская, Туркменская и Узбекская ССР.

Дальше число членов элитарного клуба "СССР" росло за счет внешних захватов по Молотову-Риббентропу: Латвия, Литва, Эстония, Молдавия (слеплена из Молдавской АССР, Бессарабии, отобранной у Румынии назад, и Северной Буковины, отобранной у Румынии просто так) и Карело-Финская ССР как продукт самостоятельного творчества (состояла из Карельской АССР и территорий изъятых у Финляндии в ходе войн 1939-40 гг., упразднена в 1956 году). В общем, Союз, то есть очень добровольное объединение, тот еще получился.

...Советских...

Советы появились во время революции 1905-07 гг. действительно как форма народного самоуправления. Большевики быстро оценили это творчество масс, увидели в нем реализацию вековой мечты о народной справедливой власти и грамотно ее использовали.

Свою революцию 1917 года они провели под хэдлайном "Вся власть Советам!". И все три конституции СССР утверждали, что власть в нем этим Советам принадлежит.

Только в последней конституции, 1977 года, появилась то ли фрейдовская оговорка, то ли циничное, но честное признание в виде знаменитой шестой статьи: "Руководящей и направляющей силой советского общества, ядром его политической системы, государственных и общественных организаций является Коммунистическая партия Советского Союза". Совершенно верно.

Съезды Советов не собирались с конца 1930-х гг. до 1988 года, а съезды коммунистов были регулярными, они рождали план на очередную пятилетку и были событием общегосударственным, а не внутрипартийным. Пост Генерального секретаря ЦК КПСС всегда считался главнее поста председателя Президиума Верховного Совета, а сама эта организация существовала только для радостного согласия со всем, что напридумывали в ЦК.

Да и названия эпох в СССР шли по Генеральным секретарям - при Сталине, при Хрущеве. Никто никогда не говорил: "При Швернике" - кто такой? Его даже Word не знает.

...Социалистических...

Сами коммунисты определяли социализм как общественно-политический строй, при котором отсутствует эксплуатация человека человеком, власть принадлежит народу, есть социальная справедливость, минимизировано отчуждение человека от результатов его труда, обеспечены права и свободы граждан и обобществлены основные средства производства. Утверждение, что все это присутствовало в СССР, свидетельствует о полной победе мечты над реальностью в голове утверждающего либо о катастрофическом недостатке у него ума или честности.

Главными противоречиями социализма были отрицание того, что есть, и утверждение того, чего нет. Их следы можно обнаружить не только у Жванецкого и в анекдотах, но и в такой уважаемой науке, как политэкономия социализма. С политэкономией капитализма все было просто - там реальность совпадала со своим отражением в книжках, и научные теории отличались только способом описания объекта. В политэкономии же социализма объект описания в силу своей фантомности ускользал, и различные школы непримиримо отличались друг от друга исключительно процентным соотношением декларируемого и существующего, а также виртуозностью методологии увязывания того и другого в одно целое.

Говорят, средневековые схоласты, глядя на наших экономистов, вертелись в гробах от зависти.

...Республик

С самого начала большевики строили жесткое унитарное государство во главе с Россией. Сталин, отвечавший за креатив этого проекта, в начале 20-х годов еще не набрался государственной мудрости, еще не всегда понимал, что фасад должен быть лучше интерьера, поэтому откровенно предложил республикам войти в РСФСР в качестве автономий.

Ленин мудрости уже набрался, отчего сталинский вариант безжалостно раскритиковал и предложил тот, который и был реализован, то есть когда все республики вроде как равны и даже независимы настолько, что могут СССР покинуть согласно статье ?26 Договора. Эта фасадная виньетка понадобилась большевикам для того, чтобы продекларировать свой интернационализм и выгодно отличиться от Российской империи, которую они обзывали тюрьмой народов - не лучшее, конечно, государство было в этом смысле, но депортаций народов себе не позволяло.

Впрочем, если появлялся кто-то, всерьез толкующий о праве наций на самоопределение, его тут же обзывали буржуазным националистом и поступали с ним в соответствии с нравами времени - при Сталине убивали сразу, позже - лечили от душевной болезни в закрытом стационаре. Назад из СССР дороги не было, только через войну, достаточно вспомнить перестроечные события в Прибалтике и Закавказье.

Теперь о руководящей роли России. В этом смысле СССР - прямой наследник Российской империи. Россия была главная и ассоциировалась со всем СССР. Именно поэтому, кстати, у нее отсутствовали такие атрибуты, как Академия наук или компартия - их заменяли общесоюзные аналоги.

На политическом уровне главенство России выражалось, например, в том, что вторым секретарем в национальных компартиях назначался представитель Москвы, так сказать, смотрящим. Так что можно сказать, несколько утрируя, что республика в СССР была одна, остальные лучше назвать провинциями.

Эпитафия

Именинник, он же покойник, был очень плохим парнем. Всю свою недолгую жизнь он издевался над собственным населением и над остальным миром. Поэтому, когда он скончался, не многие оплакали его смерть.

Большинству советских граждан было просто до фени. Может, именно поэтому на его надгробной плите нет точной даты смерти: некому было ее зафиксировать.

Скончался именинник сам, чтобы там ни говорили. Никто его не травил, против него не устраивали заговоров, и не девять долларов за баррель доконали его. Он скончался потому, что оказался слишком косным и неповоротливым животным.

Идеология, которая питала его органы и давала ему жизненную энергию, стала настолько откровенным, беспомощным и агрессивным враньем, что уже не могла поддерживать его дряхлое тело. А питаться чем-то другим он не мог - СССР был государством идеологическим.

И не стоит его оплакивать. Все республики, его составлявшие, остались на своих местах, и люди там есть. К ним даже можно поехать. Просто они стали жить так, как им свойственно, а не так, как это им диктовал монстр по имени СССР.

0

2

Что бы еще больше понять все "прелести" СССР, советую посмотреть фильм "Интердевочка", время от времени пересматриваю и не могу поверить, что такое было на самом деле.

+1

3

Лина Конфетка написал(а):

советую посмотреть фильм

да таких фильмов куча  :yep:  к примеру я люблю фильм "Окно в Париж", спецом даже на диске купила-иногда смотрю. Было все это-когда не было на прилавках ничего:) но ничего-выжили ведь

0

4

Да фильмов может и куча...но нынешняя молодежь о них даже наверное и не слышала, хотя фильмы очень интересные, я как подумаю, что "Интердевочка" раньше был фильмом для тех кому за 18, аж смешно становится...

0

5

меня бабушка, сама того не ведая, воспитала в духе антисоветчины. она из репрессированных, так называемых кулаков, неграмотная трудолюбивая крестьянка. мужа и брата расстреляли, саму с тремя малыми детьми сослали в сибирские болота. все время вспоминала свою молодость, хотя никогда не ругала советскую власть, воспринимала, как неизбежную реальность. а мы, дети, просто её слушали и не могли почему так произошло. потом, когда уже училась в университете, началась перестройка и многое объяснилось. более пламенного сторонника перестройки, чем я, тогда не было...

0

6

Не знаю как там было, но почему-то люди не боялись гулять по ночам, верили милиции, от голода не помирали, работали (за тунеядство сажали ). Да, жили просто, но отношение было к друг другу, была дружба, люди помогали друг другу, потому что были проще)
Это не моё мнение, а мнение наших родителей. А посмотришь фильмы, так там всё прекрасно( ну это понятно, всё представляли в хорошем свете). Конечно кому-то может не везло. НО разве может быть всем хорошо?? По-моему у любого времени есть свои плюсы и минусы.

0

7

Кенигсберг возьмете?
В 1990 году СССР предлагал ФРГ обсудить статус Калининградской области

В авторитетном немецком журнале Der Spiegel появилась заметка, из которой следует, что в 1990 году, когда полным ходом шли переговоры о будущем объединении Германии, к западногерманским дипломатам в Москве обратились советские представители с предложением обсудить статус Калининградской области — части бывшей немецкой провинции Восточная Пруссия, которая по итогам Потсдамских соглашений была поделена между Польшей и СССР. После ознакомительной беседы, состоявшейся в московском посольстве ФРГ, немцы от дальнейших переговоров отказались. Как именно руководство СССР собиралось решить калининградский вопрос, так и осталось неизвестным.

В своей публикации журналисты Spiegel ссылаются на секретную телеграмму от 2 июля 1990 года, которое посольство ФРГ в Москве отправило в Бонн. В ней сообщалось, что летом 90-го к немецким дипломатам обратился генерал-майор Гели Батенин (в транскрипции Spiegel — Geli Batenin), который встретился с шефом протокола при посольстве ФРГ Иоахимом фон Арнимом (Joachim von Arnim). Генерал озвучил интерес советской стороны к переговорам по бывшей Восточной Пруссии, заявив, что "эта проблема в ближайшей или отдаленной перспективе так или иначе встанет между СССР и Германией". "По словам Батенина, он посетил эту область, и она, по его мнению, представляет собой во всех отношениях отсталый регион не только в сравнении с довоенным положением, но и в сравнении с уровнем развития в России. Луга запущены, деревни пришли в упадок, река Преголя воняет как канализация. То есть, область явно представляет собой балласт", — пишет Spiegel.

Фон Арним отреагировал сдержанно, заявив, что официальная позиция Бонна хорошо известна: в процессе объединения Германии речь идет только о Федеративной республике, ГДР и Берлине. Шеф протокола отметил, что если СССР испытывает "сложности с развитием северных областей бывшей Восточной Пруссии, то это его проблемы". На этом попытки навести мосты по вопросу о будущей принадлежности Калининградской области завершились. Можно было бы даже удивиться благородству западногерманской стороны, а заодно и широте взглядов советских представителей в лице генерал-майора Батенина. Однако, что касается ФРГ, то речь шла не о благородстве, а о трезвом расчете.

Само объединение Германии не было каким-то победным шествием, несмотря на царившую в обществе эйфорию в первые месяцы после падения Берлинской стены. Друзья — соседи по Европе с обеспокоенностью следили за действиями кабинета Гельмута Коля. Многих страшил образ объединенной Германии, которая, как полагали в том же Лондоне и Париже, может вновь вспомнить довоенные амбиции и попытаться подмять под себя европейский континент. В марте 1990 года "железная леди" Маргарет Тэтчер призвала Францию объединить усилия перед лицом "немецкой угрозы". В британских документах отмечается, что госпожа Тэтчер "пришла в ужас", когда ей сообщили, что, отмечая падение Стены, депутаты бундестага якобы затянули "Германия превыше всего". Сообщение, впрочем, оказалось ложным.

Франсуа Миттеран также крайне негативно воспринял известие о падении Берлинской стены, заявив, что новая объединенная Германия будет еще опасней, чем при Гитлере. В беседе с советником Маргарет Тэтчер Чарльзом Пауэллом (Charles Powell), состоявшейся 20 января 1990 года, французский президент изрек, что объединение Германии повлечет за собой возрождение "плохих" немцев, которые одно время доминировали в Европе, а сама Европа будет отброшена назад к ситуации, в которой находилась еще до Первой мировой войны. Польша опасалась, что объединение Германии может привести к попыткам пересмотра границ по Одеру и Нейсе: после Второй мировой польско-немецкая граница была передвинута на запад, чтобы компенсировать Польше потерю территорий, аннексированных СССР в 1939 году.

Даже в самой Германии не было единства по вопросу об объединении. Так, известный писатель Гюнтер Грасс публично призвал к конфедерации из двух немецких государств, к созданию культурной, а не государственной немецкой общности, подчеркивая, что как единое государство Германия просуществовала в общей сложности всего 75 лет — в виде Германской империи во второй половине ХIX века, Веймарской республики и Третьего Рейха в первой половине XX-го, и ничего хорошего из такого государственного единства не вышло. И хотя последующие события доказали безосновательность опасений относительно новой объединенной Германии, в начале 90-х ситуация была крайне нервозной. Поэтому сдержанность немецкого дипломата, которому предложили обсудить еще и судьбу Калининграда, вполне понятна. Как отмечает Spiegel, фон Арним вообще счел генерал-майора Батенина агентом советских спецслужб.

В глазах немецкого дипломата все это весьма напоминало провокацию. Объединение Германии проходило под лозунгом воссоединения немецкого народа, волею судеб разделенного границей. Именно поэтому позиция Бонна была такова: ФРГ, ГДР и Берлин. А в Калининградской области немецкого народа нет, поэтому речь тут могла идти только о территориальном приращении, которое сильно отдавало бы реваншизмом и лишь напугало бы мировое сообщество. А что если после Восточной Пруссии немцы потребуют вернуть им еще и Силезию? А потом и Западную Пруссию с Гданьском в придачу, ну и кусочек Померании — зря что ли Генрих Лев воевал славян?

Иными словами, вопрос о Калининградской области — северной части бывшей Восточной Пруссии — напрямую противоречил концепции происходивших в то время процессов. Одно публичное упоминание об этом грозило дискредитировать идею немецкого единства как таковую. Иоахим фон Арним, судя по всему, понимал в текущей международной политике гораздо больше советского генерал-майора, оказавшегося у него в собеседниках, и прекрасно знал, что именно поставлено на карту. Вполне естественно, что он поспешил раз и навсегда закрыть эту тему, пока сведения о ней не просочились в СМИ. Телеграмма о встрече с советским генералом ушла в Бонн под грифом "секретно".

С немцами, таким образом, все понятно, но вот чем руководствовалась советская сторона, предлагая обсудить статус Калининградской области, остается загадкой.

Желанием предупредить еще даже не возникшие дипломатические осложнения? Но ведь это абсурдно — искусственно фабриковать международную проблему ради ее успешного разрешения. Готовностью избавиться, как от балласта, от Калининградской области с ее воняющей канализацией рекой? А может быть, речь и впрямь шла о некоей провокации, направленной на то, чтобы торпедировать процесс объединения Германии, или, на худой конец, вызвав дипломатический скандал, добыть себе дополнительные козыри на переговорах с немецкой стороной? Но Бонн, по некоторым данным, и так был готов поступиться очень многим, лишь бы Германии дали объединиться. Насколько серьезным было смелое и одновременно нелепое предложение, сделанное советской стороной? Ответ на это могла бы дать фигура советского переговорщика — генерал-майора Гели Батенина.

Кто такой Батенин? Ответить на этот вопрос не просто, поэтому лучше говорить о предположениях. Итак, в немецкой транскрипции его имя выглядит как Geli Batenin, то есть Гели Батенин. В интернете не много информации по этим словам. "Независимая газета", впрочем, покопавшись в редакционных архивах, нашла публикацию Berliner Zeitung от 5 мая 1990 года, в которой Гели Батенин фигурирует как "военный эксперт ЦК", давший интервью по вопросу о возможном членстве Германии в НАТО. "В его лице речь, по-видимому, идет об одной из ряда закулисных фигур, игравших или пытавшихся играть некую роль в сумбуре тогдашней линии Кремля в германском вопросе", — отмечает НГ. Однако гораздо больше информации о генерал-майоре Батенине можно найти в англоязычных публикациях. Там он фигурирует как Geliy/Gely Viktorovich Batenin. Вероятно, речь идет о человеке по имени Гелий Викторович Батенин, который, кстати, является автором книги "Европа. Контуры безопасности".

В книге Питера Винсента Прая (Peter Vincent Pry) "War scare: Russia and America on the nuclear brink", вышедшей в 1999 году, о нем сказано следующее: "Генерал Гелий Викторович Батенин, бывший командующий подразделением межконтинентальных баллистических ракет SS-18. В период, когда он раскрыл информацию о российской ядерной кнопке, занимал пост главного военного советника при министерстве обороны и министерстве иностранных дел по вопросам о контроле над ядерными вооружениями. Батенин являлся самым высокопоставленным, обладающим широкими властными полномочиями представителем России, который публично рассказал о работе российского командования стратегическими силами. Его показания об опасностях, которые несет в себе российская система командования и контроля [над ядерным оружием], представляют особую ценность с учетом его биографии и нашедших неоднократное подтверждение дружеских чувств и честности по отношению к Западу. Он один из немногих российских военных, кто последовательно поддерживал реформы российской политики, экономики и вооруженных сил в соответствии с демократическими западными образцами. Он не раз рисковал своей карьерой, находясь в оппозиции генштабу, выступая за окончание конфронтации между востоком и западом и установление партнерских отношений между США и Россией. Рассказывая западному журналисту о том, как функционируют российские ядерные силы, он, вероятно, рисковал своей жизнью".

О каком интервью идет речь, с уверенность сказать нельзя. Может быть, о том, которое в 1993 году Гелий Викторович Батенин дал журналисту Джону Г. Хайнесу (John G. Hines) в городе Макляйн (McLean), штат Вирджиния. Интервью содержит маленькую биографическую справку о на сей раз генерал-лейтенанте Батенине. Он начал карьеру в артиллерии, в 60-е годы перешел в ракетные войска стратегического назначения. С конца 70-х до середины 80-х Батенин работал, исполняя различные поручения, под руководством маршала Ахромеева, занимавшего в то время пост главы Главного оперативного управления (ГОУ) Вооруженных сил СССР. Позднее являлся первым заместителем начальника Генерального штаба при Николае Огаркове.

Иными словами, генерал Гелий Батенин, явно не был простым провокатором или агентом спецслужб, явившимся в посольство ФРГ в Москве, чтобы прощупать почву по поводу Калининградской области. Также маловероятно, что он действовал по собственной инициативе. Кого он представлял, пожалуй, так и останется неизвестным. Наверняка не маршала Ахромеева, покончившего жизнь самоубийством после путча ГКЧП. Было ли советское руководство на самом деле готово обсуждать с ФРГ судьбу Калининградской области, или, может, фон Арним что-то не так понял? В любом случае, весь этот инцидент свидетельствует не только о крайне сложной международной обстановке начала 90-х годов, но и о властной и политической неразберихе, царившей в советском руководстве. Вот и получается, что немцам в процессе переговоров с СССР об объединении Германии (которое, кстати, произошло через несколько месяцев после встречи фон Арнима и Батенина) приходилось думать за двоих: за себя и за того парня, который на время потерял голову.

Алексей Демьянов

P.S. Оказывается вот так просто и незатейливо разваливали Советский Союз. Генерал торговал землей. Другой, бывший прораб, став Председателем КГБ "в качестве жеста доброй воли" сдавал разведку. Кто-то ничего не делал (это в лучшем случае), а скорее всего помогал в раздувании очагов межнациональной розни в Карабахе, Приднестровье и других местах. А потом нам рассказывали о "жутком падении цены на нефть" и "резко похудевшем золотом запасе". Ну а когда стало "совсем хорошо", стали, например, показывать пальцем русским на хохлов, украинцам на москалей: "Вот виновник ваших бед!"
Некоторым нравится.
Некоторые верят в это до сих пор.

http://nnm.ru/blogs/smprofi/kenigsberg_vozmete/

0