Простор открыт

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Простор открыт » Наука » Нобелевская премия


Нобелевская премия

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

НОБЕЛЕВСКИЕ ПАРАДОКСЫ
Борис КАЛАШНИКОВ

Нобелевская премия? — Отказываемся!!!
Отец и сын были награждены в один день!
Девяносто девять лет Россия ждет своего лауреата...

Вот уже более века миновало с той далекой поры, когда осенью 1901 года появились первые лауреаты Нобелевской премии — ныне самой престижной интеллектуальной награды мира. Как и в те далекие времена, так и сегодня, 106 лет спустя, награжденные — настоящие триумфаторы, навсегда вошедшие в историю. Причем, пожалуй, не только науки, но и вообще земной цивилизации. "Мы в одночасье стали популярны, как великие кинозвезды", — вспоминал о своем звездном часе французский биохимик Жак Моно, получивший премию в 1965 году совместно с двумя своими коллегами Андре Львовым и Франсуа Жакобом.

Более семисот землян за эти долгие годы представали пред очи шведских королей в памятный день смерти Нобеля, 10 декабря, и получали из их рук золотую медаль лауреата и диплом, а в кулуарах — и чек на весьма основательную сумму. (Сумма награждения непостоянна, но сейчас она составляет в среднем около 1 миллиона 300 тысяч долларов по каждой номинации). Среди них 21 наш соотечественник. Правда, одна из встреч так и не состоялась, о чем мы расскажем далее. Наших ученых-лауреатов — 14. Американских — на сегодня почти 250. Несомненный парадокс. Не менее удивительно и то, что тех, кто был достоин награды, но так и не получил ее — намного больше...

[img]http://i007.radikal.ru/0802/a7/f846dcae6cc9.jpg[/img

0

2

Первым писателем-лауреатом стал в 1901 году Рене Сюлли Прюдом, французский поэт, имя которого сегодня едва ли что-нибудь говорит массовому читателю. Между тем, этот выбор Нобелевского комитета стал полной неожиданностью для почитателей гения Льва Толстого по всему миру. И, быть может, прежде всего решением комитета была шокирована общественность именно Швеции, родины Альфреда Нобеля. Буквально через месяц с небольшим после первого награждения, в январе 1902 года, большая группа шведских деятелей литературы и искусства обратилась к нашему великому писателю с письмом, выражая глубокое почтение и... протест против принятого их же соотечественниками решения: "Ввиду впервые состоявшегося присуждения Нобелевской премии мы, нижеподписавшиеся писатели, художники и критики Швеции, хотим выразить Вам наше преклонение. Мы видим в Вас не только глубокочтимого патриарха современной литературы, но также одного из тех могучих проникновенных поэтов, о котором в данном случае следовало бы вспомнить прежде всего... Мы тем живее чувствуем потребность обратиться к Вам с этим приветствием, что по нашему мнению учреждение, на которое было возложено присуждение литературной премии, не представляет в настоящем составе ни мнения писателей-художников, ни общественного мнения".

В те же дни с резкой критикой обрушился в печати на членов Нобелевского комитета классик шведской литературы Юхан Август Стриндберг, заявив, что большинство из них "недобросовестные ремесленники и дилетанты в литературе, которые почему-то призваны вершить суд..."

Одним словом, критика была всеобщей и массовой, но... не принесла ровным счетом никакого результата. Шли годы, один за другим появлялись новые лауреаты-литераторы: Теодор Моммзен, Бьернстерне Бьернсон, Хосе Эчегарай... Толстого среди них не было. Ну не виден был он из окон шведской Академии в Стокгольме, которая вершила судьбу премии по литературе! Наконец, в 1906 году в дело вмешивается Петербургская академия наук, официально выдвигая патриарха нашей словесности на заслуженную награду. Инициативу проявили почетные академики — юристы К. К. Арсеньев, главный редактор энциклопедии Брокгауза и Ефрона, и А.Ф. Кони, бывший к тому же членом Государственного совета, а также академик — историк Н.П. Кондаков. Итак, в середине января 1906 года этот документ отправляется в Стокгольм.

А далее происходит самое удивительное и непостижимое. В сентябре того же года в Ясную Поляну приезжает Павел Иванович Бирюков, писатель, впоследствии автор объемной биографии Толстого. Он доверительно сообщает хозяину усадьбы, что по информации, полученной им от А.Ф. Кони, Толстому может быть присуждена Нобелевская премия. Что же делает Лев Николаевич? Буквально на следующий же день после отъезда Бирюкова, 25 сентября 1906 года, он пишет письмо финскому писателю Арвиду Ярнефельту, переводчику его произведений на финский язык. Вот что содержало в себе это уникальное эпистолярное творение Толстого. "Большая к вам просьба, милый Арвид, — обращается Лев Николаевич, — прежде всего в том, чтобы никто не знал того, что я пишу вам... Бирюков сказал мне, что по словам Кони может случиться, что премию Нобеля присудят мне. Если бы это случилось, мне было бы очень неприятно отказываться, и поэтому очень прошу вас, если у вас есть — как я думаю — какие-либо связи в Швеции, постараться сделать так, чтобы мне не присуждали этой премии... Конечно, я бы сам мог, узнав адрес, написать председателю с просьбою держать это в секрете, но мне неудобно наперед отказываться от того, что, может быть, они и не думают назначить мне...". Известно, что А. Ярнефельт исполнил просьбу Толстого, послав в Швецию дословный перевод его письма. Премию за 1906 год по литературе получил Джозуэ Кардуччи, итальянский поэт, имя которого сегодня известно, пожалуй, только специалистам литературы этой страны.

Но сыграло ли роль в "ненаграждении" Льва Николаевича его письмо? Строго говоря, сведения о номинантах, не ставших лауреатами, сугубо конфиденциальны и не подлежат разглашению. Но простая логика подсказывает, что крайне маловероятна значимость этого документа при принятии решения комитетом, — просто исходя из сроков. Дело в том, что лауреаты ежегодно объявляются в первой половине октября. Письмо было направлено в Финляндию 25 сентября. Потом переведено и переслано в Швецию. Даже если, при темпах работы почты того времени, оно попало в Стокгольм до середины октября, едва ли было бы в один момент изменено уже готовое решение. Так что опасение Толстого — "...что, может быть, они и не думают назначить мне" — вполне оправданно. Но это ни коим образом не изменяет непостижимой уникальности ситуации: один из самых значимых писателей в мировой истории просил, даже по сути одалживался, с тем... чтобы не получить сотен тысяч долларов (что тогда было просто астрономической суммой) и самой престижной награды на Земле!

Объяснил ли Толстой суть своего действия? В тот момент — нет, ведь все держалось в секрете. Но еще за годы до этого, в период самых многочисленных возмущений и обращений по поводу восстановления справедливости и премирования великого писателя, Толстой ответил, что он очень доволен тем, что премия ему не присуждена. "Во-первых, — писал он, — это избавило меня от большого затруднения — распорядиться этими деньгами, которые, как и всякие деньги, по моему убеждению, могут приносить только зло; а во-вторых, это доставило мне честь и большое удовольствие получить выражение сочувствия со стороны стольких лиц, хотя и не знакомых мне, но все же мною глубоко уважаемых". Вероятно, с точки зрения сегодняшнего прагматизма, реалий времени, да и просто психологии большинства людей, мысли и действия Толстого — сплошной парадокс. "Деньги зло", но их можно было раздать крестьянам, неимущим и т. д. Да мало ли может быть объяснений с наших субъективных позиций. Но логика гения им явно не соответствовала. Возможно, именно потому, что он был гений? Или был гений — и потому столь парадоксально мыслил...

Впрочем, эта своеобразная парадоксальность классика имела свои глубокие корни в его мировоззрении. Как известно, Толстой всегда был глубоким ценителем афористичной, нетривиальной мысли. В своем компендиуме (от латинского compendium — сбережение) "Круг чтения", сборнике афоризмов, Лев Николаевич приводит 32 высказывания Лао-цзы — одного из великих китайских мудрецов, из его знаменитого трактата "Дао дэ цзин". Вот лишь один фрагмент: "Честные люди не бывают богаты. Богатые люди не бывают честны". Можно соглашаться с этим, аппелируя к фактам совсем недавней российской истории, можно оспаривать, но очевидно, что Толстой эту позицию всецело разделял, причем не только по убеждениям, но и по их реализации в жизни. Кстати, один из парадоксов Лао-цзы, приводимый Толстым, непосредственно связан с наукой вообще, а следовательно, и с Нобелевскими премиями: "Умные не бывают учены. Ученые не бывают умны"... Вот такие "пируэты" мысли мудреца.

Так или иначе, но Толстой оказался первым и единственным в истории человеком, отказавшимся от Нобелевской премии, так сказать, превентивно, априори предупреждая даже гипотетическую возможность своего награждения. Впоследствии проторенный им "путь" продолжили уже официальные лауреаты, но об этом наш рассказ впереди.

И все же, почему за 10 лет существования этой награды — с 1901 по 1910 годы — при жизни Льва Николаевича, в период, когда появилось 11 лауреатов (в 1904 году бьши премированы сразу два писателя), он так и не был удостоен Нобелевской премии? Только ли потому, что сам этого не хотел?

Лишь во второй половине ХХ века появились материалы, якобы свидетельствующие о том, что царские власти считали нежелательным получение премии нашим великим соотечественником. Что они-де постоянно давили на шведское правительство, а то, в свою очередь, на Нобелевский комитет, не давая ему принять справедливое решение. Было ли такое на самом деле, теперь уж вряд ли можно это доподлинно установить. Но как-то не очень верится в подобное коварство царя-батюшки по отношению к тому, кто был гордостью его державы. Как могла сложиться такая парадоксальная и даже нелепая ситуация? — У истории Нобелевских премий нет на это ответа. Зато есть продолжение.

0

3

Неудостоенные классики

Среди ненагражденных оказались самые значимые классики ХХ века, основатели целого направления в мировой литературе, так называемого "потока сознания", Джеймс Джойс и Марсель Пруст. "Улисс" Джойса, опубликованный в 1922 году, безусловно, оказал влияние на всю последующую прозу, да и на теорию литературы. Равно как и знаменитый цикл "В поисках утраченного времени" Пруста нашел отражение в творчестве большинства писателей минувшего века. Правда, Пруст после своего всемирного признания в 1919 году, когда он получил Гонкуровскую премию, прожил всего три года. (А его романы, кстати, продолжали выходить еще пять лет после кончины писателя). Нобелевский комитет мог не успеть оценить всю значимость вклада Пруста в литературу. Но ведь Джойс прожил после "Улисса" еще 19 лет, скончавшись в 1941 году. Почему же в Швеции "не заметили" классика? Бытовали разговоры, что эстетическая направленность романа, который иногда называют эпической песнью распада, не пришлась по душе в Стокгольме. Так это или нет, но одного из крупнейших классиков минувшего века нобелевская фортуна столь же благополучно миновала, как и Толстого.

Также отнеслись шведские академики и к Францу Кафке. Хотя при жизни Кафка был не слишком широко известен. Мировая слава пришла к автору "Процесса", "Замка", "Превращения" уже после Второй мировой войны.

Если же говорить об отечественной литературе, то первым нашим лауреатом стал в 1933 году великий Иван Бунин, к тому времени уже долгие годы живший вдали от Родины. Как известно, одним из способов выдвижения кандидатур на награждение являются предложения ранее награжденных лауреатов. Бунин буквально в следующем году выдвинул кандидатуру своего ближайшего друга по эмигрантской чужбине Марка Алданова. Иван Алексеевич называл его "последним джентльменом русской литературы". Впоследствии Бунин выдвигал кандидатуру Алданова семь или восемь раз! Напрасно. "Проницательный ум", как сказал об Алданове Набоков в "Других берегах", гуманист, веривший в прогресс, — по выражению других современников, Марк Александрович Алданов так и не дождался весточки из Швеции. Несмотря на столь отчаянную поддержку своего друга-лауреата, а также произведения, переведенные к тому времени на 24 языка народов мира!

Та же участь оказалась и у упомянутого нами Владимира Набокова. В 70-х годах он назывался в числе наиболее реальных претендентов на вручение премии. Но в мир иной Владимир Владимирович ушел ненагражденным. Видимо трагические коллизии духовно одаренных одиночек — героев многих романов Набокова ("Дар", "Защита Лужина" и т.д.) показались Нобелевскому комитету не столь масштабными.

Не дождались своего звездного нобелевского часа и многие другие виднейшие мастера мировой литературы XX века. Среди них Кобо Абэ, Макс Фриш, Хорхе Луис Борхес и даже Грэм Грин — один из крупнейших писателей минувшего столетия, безусловный классик английской и мировой литературы. Уж не говоря о грандах писательского дела, связавших литературу XIX и XX веков, — А.П. Чехове (год кончины 1904), Марке Твене (1910), Генрике Ибсене (1906). Никто не сможет сказать, что у Нобелевского комитета не было возможности в полной мере оценить творчество каждого из этих великанов литературы. Но ни один из них так и не дожил до вполне заслуженной награды.

А вот Уинстон Черчилль премию по литературе получил! "За выдающееся мастерство произведений исторического и биографического характера..." В основном имелись в виду два его мемуарных фолианта — "Мировой кризис" и "Вторая мировая война". Есть ли логика в таких решениях Нобелевского комитета — судить читателю.

0

4

Великие отказники

Пожалуй, еще более необычны ситуации, когда уже награжденный Нобелевской премией лауреат (подобно Льву Толстому, награды так и не удостоенному) сам от этой премии категорически отказывался. Право же, далеко не каждый человек может представить себе, как по собственной воле отказаться не только от престижнейшей в мире награды, но и от денежной суммы, которая, по сути, была уже "в кармане" и могла бы обеспечить безбедную жизнь и самого лауреата, и, по всей вероятности, многих поколений его потомков. Тем не менее таких случаев было несколько.

В России, конечно же, более всего известна история с Борисом Пастернаком. Узнав осенью 1958 года о своем награждении, писатель тут же направил исключительно теплую и лаконичную телеграмму Нобелевскому комитету: "Чрезвычайно благодарен, тронут, горд, изумлен, смущен". Однако, поскольку власть имущим в тогдашней советской державе было очевидно, что решающую роль в присуждении премии сыграл роман "Доктор Живаго", как известно, преданный анафеме в СССР (хотя его название в решении комитета не упоминалось), то на писателя вслед за известием из Швеции тут же обрушился ряд центральных газет, называя его изменником, клеветником, иудой, вражеским наймитом и т.д. В "отместку" за премию Пастернака немедленно исключили из членов Союза писателей. В результате этой отъявленной травли буквально через несколько дней Борис Леонидович, морально раздавленный сложившейся ситуацией, отправил в Стокгольм вторую телеграмму: "В силу того значения, которое получила присужденная мне награда в обществе, к которому я принадлежу, я вынужден от нее отказаться. Не примите за оскорбление мой добровольный отказ".

К слову, согласно распространенному мнению, кандидатуру Пастернака предложил... Генеральный секретарь ООН! Дело в том, что занимавший в то время этот высокий пост шведский дипломат Даг Ялмар Хаммаршельд, человек исключительной образованности и эрудиции, имевший ученые степени по гуманитарным наукам, юриспруденции и экономике, являлся также и одним из 18 членов шведской академии, присваивающей Нобелевские премии по литературе, которую мы уже упоминали. Считается, что именно Даг Хаммаршельд, вероятно, являясь поклонником творчества нашего соотечественника, предложил кандидатуру Бориса Леонидовича Пастернака.

Между прочим, с именем самого Хаммаршельда связан один из двух уникальных случаев в нобелевской истории. Дело в том, что, согласно уставным документам Нобелевского комитета, награды может быть удостоен номинант, который был жив на момент окончания срока приема номинаций на соответствующий год. Этой датой является 31 января. Получается, что награжденным может оказаться и умерший после 31 января текущего года номинант, если он был жив до этого дня. Тем не менее первый прецедент присвоения звания лауреата ушедшему из жизни человеку имел место лишь через 30 лет после учреждения награды. В 1931 году премии по литературе был удостоен шведский поэт Эрик Карлфельдт, умерший за полгода до награждения, — 8 апреля того же года. Комитет достаточно жестко критиковали за такое решение, видимо, не зная о допустимости подобного нюанса. Однако премия была вручена семье поэта. Но, возможно, именно ввиду этого эксцесса второй подобный случай имел место опять же только через тридцать лет, в 1961 году (вообще-то само по себе удивительное совпадение сроков — дважды интервалы по 30 лет с точностью до одного года!). И связан он как раз с именем тогдашнего Генсека ООН. 18 сентября 1961 года, направляясь в мятежный Конго, Даг Хаммаршельд погиб в небе над Африкой в авиационной катастрофе, которая, вполне вероятно, была умело организована... А через три недели после этого он был объявлен нобелевским лауреатом премии Мира. Во второй и пока в последний раз в нобелевской истории награждение премией было произведено посмертно, в данном случае исходя из особо выдающихся заслуг лауреата на посту Генерального секретаря ООН.

Но вернемся к великим отказникам. Случай с Борисом Пастернаком у нас достаточно широко известен. Но далеко не все знают, что начало отказам от премии (если не считать случая со Львом Толстым) было положено еще за 35 лет до этой истории.

В 1923 году премии были удостоены канадские физиологи Фредерик Бантинг и Джон Маклеод — за открытие инсулина, о котором сегодня знают практически все. Однако сама идея работы, результатом которой стала целая эпоха в лечении больных сахарным диабетом, да и ее реализация, принадлежали именно Фредерику Бантингу, а также его сотруднику Чарльзу Бесту. Эти двое ученых сумели в ходе экспериментов в 1921 году выделить инсулин и впервые в мире провести лечение 14-летнего мальчика в клинике канадского Торонто. Профессор Маклеод же, который первоначально буквально высмеял идею Бантинга, впоследствии стал оказывать организационную помощь двум пытливым исследователям. Которая была тем более уместна, что Маклеод занимал достаточно высокое административное положение. И вот в решении Нобелевского комитета оказалось имя Маклеода и не оказалось... Чарльза Беста, человека, который и был совместно с Бантингом автором выдающегося открытия! Бантинг сразу же заявил, что вынужден будет от премии отказаться в знак протеста против непремирования Беста. Однако затем, под влиянием коллег-ученых, изменил позицию. Но, получив премию, тут же отдал половину Бесту, официально заявив миру об основополагающем вкладе последнего в это открытие. Впоследствии члены Нобелевского комитета пришли к конфиденциальному мнению, что Бест действительно должен был получить награду. Но волею судьбы имя этого первопроходца науки так и не оказалось увековеченным званием лауреата. Хотя в Торонтском университете было создано отделение медицинских исследований имени Бантинга и Беста. И теперь в наименовании этого центра их имена стоят рядом — в память о дружбе и совместной работе.

Путь "отказников" продолжил немецкий бактериолог Герхард Домагк, лауреат по медицине и физиологии 1939 года, удостоенный награды за открытие антибактериального действия препарата "Пронтозил". В свое время это лекарство совершило прорыв в лечении инфекционных заболеваний. Но ситуация здесь сложилась совсем иная. Хотя в чем-то она напоминала драму Пастернака. А начало ей было положено в 1935 году, когда премии Мира был удостоен немецкий антифашист Карл фон Осецкий. Естественно, что Гитлер был взбешен решением комитета. Германский посол в Норвегии (именно там принимается решение о награждении в номинации "Премия Мира") выразил свое возмущение по поводу награждения Осецкого. Гитлер же с этого времени... вообще запретил любому немцу получать Нобелевскую премию!

После награждения Домагк был тут же награжден и чисто по-немецки, в соответствии с требованиями того времени, — его немедленно арестовали и посадили в тюрьму! У нас с Пастернаком хоть до этого не дошло. Естественно, что деморализованный немецкий ученый был вынужден официально отказаться от почетной награды. Правда, после войны, в 1947 году, он приехал в Стокгольм и получил диплом и золотую медаль лауреата. Однако деньги, в соответствии с положением, были возвращены в резервный фонд Нобелевского комитета, и этот исследователь так никогда и не получил их...

И наконец, пока последний случай отказа имел место в 1964 году. Отказался Жан Поль Сартр, известный французский романист и философ, награжденный за "богатое идеями, пронизанное духом свободы и поиском истины творчество". Поистине неисповедимы извивы психики гениев. Сартр заявил, что "не желает, чтобы его превращали в общественный институт", он также опасался, что слава нобелевского лауреата... помешает его политической деятельности! Вот такой, казалось бы, совершенно невероятный парадокс имел место в истории этой награды.

0

5

На детях гениев природа... расцветает!

История знает семь случаев лауреатства детей лауреатов. И три — награждения супружеских пар.

Безусловно, наиболее известны и знамениты Пьер Кюри и Мария Склодовская-Кюри. Супруги получили премию по физике в 1903 году "за исследование явлений радиации". Они не только совершили открытие в науке, но и проявили воистину несгибаемое упорство в преодолении трудностей и достижении цели: обработав в течение четырех лет в заброшенном, продуваемом всеми ветрами сарае несколько тонн урановой руды, Пьер и Мария впервые получили одну десятую долю грамма чистого радия! Мария стала первой в истории женщиной-лауреатом. А получив в 1911 году вторую Нобелевскую премию, — на этот раз по химии, она стала не только первым человеком, дважды удостоенным этой награды, но и единственной до сегодняшних дней женщиной — двукратным лауреатом. (Кстати, за сто шесть лет со дня учреждения награды было премировано более 180 ученых-физиков. Среди них, кроме Марии Склодовской-Кюри, была еще только одна женщина — американка немецкого происхождения Мария Гепперт-Майер.) А в 1935 году "лауреатский путь" продолжили сразу дочь и зять знаменитых супругов — Ирен Жолио-Кюри и ее муж Фредерик Жолио, лауреаты в номинации "Химия". Премия получена ими за синтез новых радиоактивных элементов, то есть прямое продолжение дела, которому посвятили жизнь Пьер и Мария. Причем Ирен — первая и также пока единственная дочь, которая сумела повторить нобелевский успех во втором поколении, а также единственный лауреат, у которого были премированы и оба родителя. К сожалению, мать и дочь Кюри объединила и причина ухода из этого мира: обе скончались от острого лейкоза, который, очевидно, стал результатом высоких доз радиоактивного облучения, полученного ими в процессе исследовательской работы.

Увековечила в нобелевской истории свои имена и еще одна супружеская чета, удостоенная одномоментного награждения: в 1947 году Карл и Герта Кори, австрийско-американские биохимики, получили премию по физиологии и медицине за синтез гликогена.

Значительно менее, чем история награждений прославленного семейства Кюри, известна почти невероятная ситуация одномоментного присуждения премии отцу и сыну. В 1915 году премии удостоились английские физики Уильям Генри Брэгг и его отпрыск Уильям Лоренс Брэгг. При этом младший из награжденных установил еще один рекорд, не побитый до сегодняшних дней: он стал лауреатом... в 25 лет от роду! Поистине уникальнейший случай. Не менее интересен и сам вклад в науку папы и его чада. Проводя рентгеновское исследование кристаллов, эти ученые открыли принципиально новую структуру вещества — ионную. Выяснилось, что ряд веществ вовсе не содержат молекул, как считалось ранее, а представляют собой группы заряженных атомов — ионов. И сегодня далеко не каждый знает, что, скажем, повседневно используемая нами поваренная соль — вещество, вовсе не имеющее молекулярной структуры! Лауреаты создали первый в мире рентгеновский спектрометр и заложили основы современной рентгеновской кристаллографии.

Но если строго следовать хронологии, то еще до семьи Брэггов, в 1906 году, премии по физике был удостоен англичанин Джозеф Джон Томпсон, ученый, впервые доказавший, что атом не является неделимой частицей, как это считалось ранее. А в 1937 году награду в той же номинации получил сын и одновременно ученик Джозефа — Джордж Паджет Томпсон. Причем, если не считать ситуацию с Брэггами, это был единственный случай, когда родитель дожил до триумфа своего отпрыска (Джозеф Томпсон скончался в 1940 году) и мог присутствовать на его награждении. Наверное, для отца это был столь же счастливейший миг, как и для сына-лауреата...

А вот 1922 год стал вдвойне знаменательным в жизни великого датского физика Нильса Бора, создателя совре-менной теории строения атома. В том году он стал лауреатом и у него родился четвертый сын (из шести сыновей!) — Оге, который повторил успех своего великого отца через 53 года — в 1975-м. К сожалению, Нильса в момент нобелевского взлета сына-физика уже не было в живых.

Немного не дожил до знаменательного дня сына и шведский физик Карл Манне Сигбан, лауреат 1924 года. Он умер в 1978-м, а "ребенок"-физик, Кай Манне Сигбан, получил премию три года спустя, в 1981-м. Причем оба лауреата были награждены за разработку методов спектроскопии. Отец — рентгеновской, а сын — электронной. Кроме того, в данном случае был установлен еще один своеобразный рекорд — самый большой в истории интервал между награждениями первого и второго поколения ученых — 57 лет!

В 1929 году состоялся еще один "первый тур награждений". За исследование ферментов брожения звания лауреата удостоен шведский химик и биохимик Ханс Эйлер-Хельпин. А вручение награды его сыну, Улофу фон Эйлеру, в 1970 году в номинации "Физиология и медицина" стало первым случаем, когда "ребенок" получил премию за работы в другой области науки, нежели отец. Улоф Эйлер, врач по образованию, занимался изучением передачи нервных импульсов и веществ, стимулирующих их проведение.

Наконец, прошлый, 2006 год, вновь пополнил список детей, повторивших научный подвиг родителей! Седьмым в нобелевской истории лауреатом — "дитем" лауреата — стал 59-летний американский ученый Роджер Корнберг, получивший премию по химии за "исследование механизма копирования клетками генетической информации". Его отец, Артур Корнберг, был награжден Нобелевской премией по физиологии и медицине за 47 лет до этого, в 1959 году, также за работы в области генетики (открытие механизмов биологического синтеза РНК и ДНК). В данном случае вновь повторилась ситуация награждения в разных номинациях, но области исследований отца и сына оказались очень близки.

0

6

99 лет в ожидании награды

Вероятно, рассказ о парадоксах награждений был бы неполным, если бы мы не упомянули историю отечественной науки в ракурсе нобелевского лауреатства.

Первым отечественным лауреатом Нобелевской премии стал академик Иван Павлов, получивший ее в 1904 году, естественно, в номинации "Физиология и медицина". Через четыре года, в 1908-м, его успех развил другой корифей нашей медицины — Илья Мечников. А вот далее в награждениях наших медиков следует перерыв, составляющий на сегодня уже 99 лет! За это время премию получили около сотни американских ученых-медиков. Конечно, очень многие из них — эмигранты из разных стран мира. Но все равно удивительно, что за такой астрономический в масштабе истории Нобелевских премий срок награды не удостоился ни один наш ученый-медик. Да, конечно, свою лепту в эту мрачную ситуацию внесла и лысенковщина со злыми частушками в адрес "вейсманистов-морганистов", и все те драматические элементы, которые нашли отражение в знаменитом "Зубре" Даниила Гранина, столь талантливо изобразившего жизнь и путь в науке российского ученого-медика. Да, это гибель в застенках НКВД академика Николая Вавилова и других ученых-генетиков. А ведь нобелиана в медицине — это в основном оценка заслуг именно генетиков, а также биохимиков и иммунологов. И все же, и все же... С того времени минули годы. При этом сколько у нас институтов, сколько академиков и членов-корреспондентов, не говоря уже о профессорах, работает в медицинской науке сегодня. И 99 лет ожидания... Вероятно, этот парадокс нашей медицины еще ждет своего исследователя.

Кстати, у нас так много врачей — представительниц прекрасного пола! Но, как ни удивительно, за все 106 лет минувших с 1901 года вообще ни одна россиянка — ни в одной номинации (!) — пока не взошла на вершину нобелевского олимпа. Видимо, все впереди...

Не менее удивительна, чем в медицине, и ситуация в отечественной химии. Здесь премии был удостоен и вовсе лишь один представитель нашей страны — академик Николай Семенов в 1956 году. А награжденных в этой номинации на сегодня порядка 150 человек.

Зато в физике мы имеем теперь аж десять лауреатов. Среди них — известнейшие в науке имена: Игорь Тамм, Илья Франк, Лев Ландау, Петр Капица и другие ученые. Венчают же сей славный список лауреаты 2003 года, академики-физики Виталий Гинзбург и Алексей Абрикосов. При этом Виталий Лазаревич Гинзбург стал лауреатом в весьма почтенном возрасте — 87 лет. 62 года разницы с самым юным в истории лауреатом Уильямом Лоренсом Брэггом! Вот только когда "самый юный" получал награду, будущего академика Гинзбурга еще не было на свете...

Для полноты картины можно заметить, что рекордсменом возраста "в плюсе" на момент награждения стал американский физик Раймонд Чарльз Дэвис, получивший в 2002 году премию в возрасте 88 лет. А в 2006 году этот нобелевский лауреат стал почетным членом Российской академии наук — соответственно в возрасте 92 года!

Успех наших ученых на "ниве лауреатства" в двадцать первом веке еще более отраден на фоне общего неофициального, но и явно неутешительного нобелевского рейтинга России, о котором мы уже говорили: с 1901 по 2007 год включительно учеными США получено более 250 премий, России — 14.

Правда, были еще ученые-лауреаты — выходцы из России. Например, первооткрыватель стрептомицина (препарата, спасшего сотни тысяч больных туберкулезом) Зельман Ваксман, бельгийский исследователь термодинамических процессов Илья Пригожин, американские экономисты Василий Леонтьев и Саймон Кузнец. Но все они покинули Россию еще совсем молодыми людьми или даже в детстве, как Илья Пригожин. Поэтому говорить о них как о российских лауреатах, пожалуй, невозможно.

Вместо эпилога

Кажется, Жан Ростан сказал афористическую фразу: "Наука сделала нас богами раньше, чем мы научились быть людьми". Так это или нет, судить будут потомки. По-моему, пока мы остаемся людьми в наших слабостях и в наших проблемах. Скажем, разве не человеческая обида и страдания от несправедливости двигали в том же 2003 году американским ученым Раймондом Дамадьяном, который пытался оспорить решение Нобелевского комитета? Ученый убежден, что это он является автором метода магнитно-резонансной томографии, а не Пол Лотербур и Питер Мэнсфилд, удостоенные за это открытие премии по медицине и физиологии. Дамадьян понимает, что решение Нобелевского комитета обжалованию не подлежит. Однако он считает необходимым продолжать борьбу от имени "всех незаслуженно забытых Нобелевским комитетом".

Что ж, человеческие чувства нельзя не понять. Равно как нельзя не понять и всей сложности задач, стоящих перед шведским комитетом. Выбрать за век с лишним всего лишь несколько сотен лучших из миллионов людей, внесших за это время свой вклад в копилку знаний человечества, — проблема явно не из простых. И ошибок тут, вероятно, напрочь избежать невозможно.

Но так хочется, чтобы их было меньше...

Источник: "Знание - Сила" http://www.znanie-sila.ru/

0

7

Список лауреатов премии по литературе. Некоторые писатели действительно достойны этой премии, моё мнение.

1901
Сюлли-Прюдом
«За выдающиеся литературные достоинства, высокий идеализм, художественное совершенство и необычное сочетание душевности и таланта»

1902
Теодор Моммзен
«За монументальный труд „Римская история“»

1903
Бьёрнстьерне Бьёрнсон
«За благородную высокую поэзию, которая отличалась свежестью вдохновения и редкой чистотой духа, а также за эпический и драматический талант»

1904
Фредерик Мистраль
«За свежесть и оригинальность поэтических произведений, правдиво отражающих дух народа»

Хосе Эчегерай-и-Эйсагирре
«За многочисленные заслуги в возрождении традиций испанской драмы»

1905
Генрик Сенкевич
«За выдающиеся заслуги в области эпоса»

1906
Джозуэ Кардуччи
«За творческую энергию, свежесть стиля и лирическую силу его поэтических шедевров»

1907
Джозеф Редьярд Киплинг
«За наблюдательность, яркую фантазию, зрелость идей и выдающийся талант повествователя»

1908
Рудольф Кристоф Эйкен
«За серьезные поиски истины, всепроницающую силу мысли, широкий кругозор, живость и убедительность, с которыми он отстаивал и развивал идеалистическую философию»

1909
Сельма Отилиана Ловиза Лагерлёф
«Как дань высокому идеализму, яркому воображению и духовному проникновению, которые отличают все её произведения»

1910
Пауль Йохан Людвиг фон Хейзе
«За художественность, идеализм как лирический поэт, драматург, романист и автор известных всему миру новелл»

1911
Морис Метерлинк
«За драматические произведения, отмеченные богатством воображения и поэтической фантазией»

1912
Герхарт Иоханн Роберт Гауптман
«В знак признания плодотворной, разнообразной и выдающейся деятельности в области драматического искусства»

1913
Рабиндранат Тагор
«За глубоко прочувствованные, оригинальные и прекрасные стихи, в которых с исключительным мастерством выразилось его поэтическое мышление»

1914
Премия не присуждалась.

1915
Ромен Роллан
«За высокий идеализм литературных произведений, за сочувствие и любовь к истине»

1916
Карл Густав Вернер фон Хейденстам
«Как виднейший представитель новой эпохи в мировой литературе»

1917
Карл Адольф Гьеллеруп
«За многообразное поэтическое творчество и возвышенные идеалы»

Хенрик Понтоппидан
«За правдивое описание современной жизни Дании»

1918
Премия не присуждалась.

1919
Карл Шпиттелер
«За несравненный эпос „Олимпийская весна“»

1920
Кнут Гамсун
«За монументальное произведение „Соки земли“ о жизни норвежских крестьян, сохранивших свою вековую привязанность к земле и верность патриархальным традициям»

1921
Анатоль Франс
«За блестящие литературные достижения, отмеченные изысканностью стиля, глубоко выстраданным гуманизмом и истинно галльским темпераментом»

1922
Хасинто Бенавенте-и-Мартинес
«За блестящее мастерство, с которым он продолжил славные традиции испанской драмы»

1923
Уильям Батлер Йейтс
«За вдохновенное поэтическое творчество, передающее в высокохудожественной форме национальный дух»

1924
Владислав Станислав Реймонт
«За выдающийся национальный эпос — роман „Мужики“»

1925
Джордж Бернард Шоу
«За творчество, отмеченное идеализмом и гуманизмом, за искрометную сатиру, которая часто сочетается с исключительной поэтической красотой»

1926
Грация Деледда
«Премии за поэтические сочинения, в которых с пластической ясностью описывается жизнь её родного острова, а также за глубину подхода к человеческим проблемам в целом»

1927
Анри Бергсон
«В знак признания его ярких и жизнеутверждающих идей, а также за то исключительное мастерство, с которым эти идеи были воплощены».

1928
Сигрид Унсет
«За запоминающееся описание скандинавского средневековья»

1929
Томас Манн
«За великий роман „Будденброки“, который стал классикой современной литературы»

1930
Синклер Льюис
«За мощное и выразительное искусство повествования и за редкое умение с сатирой и юмором создавать новые типы и характеры»

1931
Эрик Аксель Карлфельдт
«За его поэзию (посмертно)»

1932
Джон Голсуорси
«За высокое искусство повествования, вершиной которого является „Сага о Форсайтах“»

1933
Иван Алексеевич Бунин
«За строгое мастерство, с которым он развивает традиции русской классической прозы»

1934
Луиджи Пиранделло
«За творческую смелость и изобретательность в возрождении драматургического и сценического искусства»

1935
Премия не присуждалась

1936
Юджин О’Нил
«За силу воздействия, правдивость и глубину драматических произведений, по-новому трактующих жанр трагедии»

1937
Роже Мартен дю Гар
«За художественную силу и правду в изображении человека и наиболее существенных сторон современной жизни»

1938
Перл Бак
«За многогранное, поистине эпическое описание жизни китайских крестьян и за биографические шедевры»

1939
Франс Эмиль Силланпяя
«За глубокое проникновение в жизнь финских крестьян и превосходное описание их обычаев и связи с природой»

1940
Премия не присуждалась

1941
Премия не присуждалась

1942
Премия не присуждалась

1943
Премия не присуждалась.

1944
Йоханнес Вильхельм Йенсен
«За редкую силу и богатство поэтического воображения в сочетании с интеллектуальной любознательностью и самобытностью творческого стиля»

1945
Габриэла Мистраль
«За поэзию истинного чувства, сделавшую её имя символом идеалистического устремления для всей Латинской Америки»

1946
Герман Гессе
«За вдохновенное творчество, в котором проявляются классические идеалы гуманизма, а также за блестящий стиль»

1947
Андре Жид
«За глубокие и художественно значимые произведения, в которых человеческие проблемы представлены с бесстрашной любовью к истине и глубокой психологической проницательностью»

1948
Томас Стернз Элиот
«За выдающийся новаторский вклад в современную поэзию»

1949
Уильям Фолкнер
«За его значительный и с художественной точки зрения уникальный вклад в развитие современного американского романа»

1950
Бертран Артур Уильям Рассел
«Как один из самых блестящих представителей рационализма и гуманизма, бесстрашный борец за свободу слова и свободу мысли на Западе»

1951
Пер Лагерквист
«За художественную силу и абсолютную независимость суждений писателя, который искал ответы на вечные вопросы, стоящие перед человечеством»

1952
Франсуа Мориак
«За глубокое духовное прозрение и художественную силу, с которой он в своих романах отразил драму человеческой жизни»

1953
Уинстон Леонард Спенсер Черчилль
«За высокое мастерство произведений исторического и биографического характера, а также за блестящее ораторское искусство, с помощью которого отстаивались высшие человеческие ценности»

1954
Эрнест Миллер Хемингуэй
«За повествовательное мастерство, в очередной раз продемонстрированное в „Старике и море“»

1955
Халлдор Кильян Лакснесс
«За яркую эпическую силу, которая возродила великое повествовательное искусство Исландии»

1956
Хуан Рамон Хименес
«За лирическую поэзию, образец высокого духа и художественной чистоты в испанской поэзии»

1957
Альбер Камю
«За огромный вклад в литературу, высветивший значение человеческой совести»

1958
Борис Леонидович Пастернак
«За значительные достижения в современной лирической поэзии, а также за продолжение традиций великого русского эпического романа»

1959
Сальваторе Квазимодо
«За лирическую поэзию, которая с классической живостью выражает трагический опыт нашего времени»

1960
Сен-Жон Перс
«За возвышенность и образность, которые средствами поэзии отражают обстоятельства нашего времени»

1961
Иво Андрич
«За силу эпического дарования, позволившую во всей полноте раскрыть человеческие судьбы и проблемы, связанные с историей его страны»

1962
Джон Стейнбек
«За реалистический и поэтический дар, сочетающийся с мягким юмором и острым социальным видением»

1963
Йоргос Сеферис
«За выдающиеся лирические произведения, исполненные преклонения перед миром древних эллинов».

1964
Жан-Поль Сартр
«За богатое идеями, пронизанное духом свободы и поисками истины творчество, оказавшее огромное влияние на наше время»

1965
Михаил Александрович Шолохов
«За художественную силу и цельность эпоса о донском казачестве в переломное для России время»

1966
Шмуэль Йосеф Агнон
«За глубоко оригинальное искусство повествования, навеянное еврейскими народными мотивами»

Нелли Закс
«За выдающиеся лирические и драматические произведения, исследующие судьбу еврейского народа»

1967
Мигель Анхель Астуриас
«За яркое творческое достижение, в основе которого лежит интерес к обычаям и традициям индейцев Латинской Америки»

1968
Ясунари Кавабата
«За писательское мастерство, которое передает сущность японского сознания»

1969
Сэмюэль Беккет
«За новаторские произведения в прозе и драматургии, в которых трагизм современного человека становится его триумфом»

1970
Александр Исаевич Солженицын
«За нравственную силу, почерпнутую в традиции великой русской литературы»

1971
Пабло Неруда
«За поэзию, которая со сверхъестественной силой воплотила в себе судьбу целого континента»

1972
Генрих Бёлль
«За творчество, в котором сочетается широкий охват действительности с высоким искусством создания характеров и которое стало весомым вкладом в возрождение немецкой литературы»

1973
Патрик Уайт
«За эпическое и психологическое мастерство, благодаря которому был открыт новый литературный материк»

1974
Эйвинд Юнсон
«За повествовательное искусство, прозревающее пространство и время и служащее свободе»

Харри Мартинсон
«За творчество, в котором есть всё — от капли росы до космоса»

1975
Эудженио Монтале
«За достижения в поэзии, которая отличается огромной проникновенностью и выражением взглядов на жизнь, напрочь лишенных иллюзий»

1976
Сол Беллоу
«За гуманизм и тонкий анализ современной культуры, сочетающиеся в его творчестве»

1977
Висенте Алейксандре
«За выдающееся поэтическое творчество, которое отражает положение человека в космосе и современном обществе и в то же время представляет собой величественное свидетельство возрождения традиций испанской поэзии в период между мировыми войнами»

1978
Исаак Башевис Зингер
«За эмоциональное искусство повествования, которое, уходя своими корнями в польско-еврейские культурные традиции, поднимает вечные вопросы»

1979
Одисеас Элитис
«За поэтическое творчество, которое в русле греческой традиции, с чувственной силой и интеллектуальной проницательностью рисует борьбу современного человека за свободу и независимость»

1980
Чеслав Милош
«Который с бесстрашным ясновидением показал незащищенность человека в мире, раздираемом конфликтами»

1981
Элиас Канетти
«За огромный вклад в литературу, высветивший значение человеческой совести»

1982
Габриэль Гарсиа Маркес
«За романы и рассказы, в которых фантазия и реальность, совмещаясь, отражают жизнь и конфликты целого континента»

1983
Уильям Голдинг
«За романы, в которых обращается к сущности человеческой природы и проблеме зла, все они объединены идеей борьбы за выживание»

1984
Ярослав Сейферт
«За поэзию, которая отличается свежестью, чувственностью и богатым воображением и свидетельствует о независимости духа и разносторонности человека»

1985
Клод Симон
«За сочетание в его творчестве поэтического и живописного начал»

1986
Воле Шойинка
«За создание театра огромной культурной перспективы и поэзии»

1987
Иосиф Александрович Бродский
«За всеобъемлющее творчество, пропитанное ясностью мысли и страстностью поэзии»

1988
Нагиб Махфуз
«За реализм и богатство оттенков арабского рассказа, который имеет значение для всего человечества»

1989
Камило Хосе Села
«За выразительную и мощную прозу, которая сочувственно и трогательно описывает человеческие слабости»

1990
Октавио Пас
«За пристрастные всеобъемлющие произведения, отмеченные чувственным интеллектом и гуманистической целостностью»

1991
Надин Гордимер
«Которая своим великолепным эпосом принесла огромную пользу человечеству»

1992
Дерек Уолкотт
«За блестящий образец карибского эпоса в 64 разделах»

1993
Тони Моррисон
«Которая в своих полных мечты и поэзии романах оживила важный аспект американской реальности»

1994
Кэндзабуро Оэ
«За то, что он с поэтической силой сотворил воображаемый мир, в котором реальность и миф, объединяясь, представляют тревожную картину сегодняшних человеческих невзгод»

1995
Шеймас Хини
«За лирическую красоту и этическую глубину поэзии, открывающую перед нами удивительные будни и оживающее прошлое»

1996
Вислава Шимборска
«За поэзию, которая с предельной точностью описывает исторические и биологические явления в контексте человеческой реальности»

1997
Дарио Фо
«За то, что он, наследуя средневековых шутов, порицает власть и авторитет и защищает достоинство угнетенных»

1998
Жозе Сарамагу
«За работы, которые, используя притчи, подкрепленные воображением, состраданием и иронией, дают возможность понять иллюзорную реальность»

1999
Гюнтер Грасс
«За то, что его игривые и мрачные притчи освещают забытый образ истории»

2000
Гао Синцянь
«Произведения вселенского значения, отмеченные горечью за положение человека в современном мире»

2001
Видиадхар Сурайпрасад Найпол
«За непреклонную честность, что заставляет нас задуматься над фактами, которые обсуждать обычно не принято»

2002
Имре Кертес
«В своем творчестве Кертес дает ответ на вопрос о том, как индивидуум может продолжать жить и мыслить в эпоху, когда общество все активнее подчиняет себе личность»

2003
Джон Максвелл Кутзее
«Романам Кутзее присущи хорошо продуманная композиция, богатые диалоги и аналитическое мастерство. В то же самое время он подвергает всё сомнению, подвергает беспощадной критике жестокий рационализм и искусственную мораль западной цивилизации. Он интеллектуально честен и занимается проблемами различения правильного и неправильного, мук выбора, действия и бездействия»

2004
Эльфрида Елинек
«За музыкальные переливы голосов и отголосков в романах и пьесах, которые с экстраординарным лингвистическим усердием раскрывают абсурдность социальных клише и их порабощающей силы»

2005
Гарольд Пинтер
«В своих пьесах приоткрывает пропасть, лежащую под суетой повседневности, и вторгается в застенки угнетения»

2006
Орхан Памук
«В поисках меланхоличной души родного города нашёл новые символы для столкновения и переплетения культур»

2007
Дорис Лессинг
«За исполненное скепсиса, страсти и провидческой силы постижение опыта женщин»

0

8

Я тоже премию хочу!!!! За что-нибудь там вполне можно дать)))))

0

9

Нобелевский комитет назвал 11 октября в Осло обладателей Нобелевской премии по экономике за 2010 г. Об этом говорится в опубликованном сегодня сообщении Нобелевского комитета.

Лауреатами Нобелевской премии по экономике за 2010г. стали экономист Массачусетсткого Технологического института Питер Даймонд (США),  исследователь рынка труда в Северо-западном университете США Дэйл Мортенсен (США) и профессор Лондонской школы экономики Кристофер Писсаридес (Кипр).

Премия ученым вручена за исследования методов анализа рынков труда с моделями поиска.

Ранее в течение Нобелевской недели были названы лауреаты Нобеля-2010 по медицине и физиологии, физике, химии и литературе.

Напомним, в 2009 г. Нобелевская премия в области экономики была присуждена американским ученым Элинор Остром и Оливеру Вильямсону за их исследования в области экономического управления.

Размер Нобелевской премии в 2010 г. составляет 10 млн шведских крон (около 1 млн евро). Церемония вручения награды во всех номинациях пройдет в Стокгольме 10 декабря, в день смерти ее основателя Альфреда Нобеля (1833-1896 гг.).

0

10

Интернет получит Нобелевскую премию мира 2010 года?

В этом году как никогда много заявлено претендентов на получение Нобелевской премии мира 2010 года. Примечательно, что среди соискателей премии фигурирует и Всемирная компьютерная сеть. В номинантах Интернет оказался благодаря стараниям итальянского журнала "Уайрд" (Wired).

Среди сторонников выдвижения Интернета на соискание почетной награды оказались и лауреат Нобелевской премии мира 2003 года иранская правозащитница Ширин Эбади, и основатель организации "Ноутбук каждому ребенку" Николас Негропонте.

В обществе бытует мнение, согласно которому, в случае победы Интернета, Нобелевским лауреатом себя может считать каждый житель Земли.

*http://futuriti.ru/question/3272.html

0

11

Список кандидатов на Нобелевскую премию мира 2010 года включает 237 человек, в том числе 38 общественных и международных организаций, сообщает в среду норвежская телерадиокомпания NRK со ссылкой на Норвежский Нобелевский комитет, завершивший во вторник работу по составлению списка кандидатов.

Нобелевская премия вручается в пяти категориях. Лауреатов по медицине или физиологии называет Нобелевский комитет при шведском Каролинском медицинском институте, по физике и химии и по экономике - Нобелевский комитет Королевской шведской академии наук, по литературе - Шведская академия, основанная в конце 18 века для развития шведского языка и литературы. Норвежский Нобелевский комитет определяет лауреатов Премии мира.

Последним сроком выдвижения на Премию мира и подачи соответствующих документов в Норвежский Нобелевский комитет в Осло является 1 февраля. Голосование по выборам лауреата или лауреатов премии пройдет, по сложившейся традиции, после консультаций с экспертами в начале октября 2010 года, и его результаты сразу же будут объявлены официально. Церемония вручения Премии мира всегда проходит в Осло 10 декабря, в день кончины Альфреда Нобеля - основателя всех пяти Нобелевских премий, четыре из которых вручаются в Стокгольме.

Имена кандидатов и другая информация, касающаяся процесса номинации, может стать доступной для общественности лишь по истечении 50 лет. Именно поэтому Норвежский Нобелевский комитет, сообщая о кандидатах на награду, называет только их число.

В 2010 году список кандидатов на Нобелевскую премию мира побил прошлогодний рекорд с его 205 кандидатами.

Лауреатом Нобелевской премии мира в 2009 году стал президент США Барак Обама.

*http://www.rian.ru/society/20100310/213349533.html

0

12

Нобелевскую премию по литературе получил Марио Варгас Льоса

Против всяких ожиданий в этом году Нобелевский комитет присудил литературную премию великому писателю, в очередной раз удивив всех, в том числе и самого лауреата. Однако никто не сомневается в том, что Льоса, завсегдатай в списках соискателей, премию заслужил. Хотя бы потому, что он обладает редким и почти утерянным в наше время талантом - умением рассказать историю.

В последние годы Шведская академия своими решениями породила в литературном мире массу спекуляций. Не только критики, но и простые читатели заметили, что избирательность академиков достигла предела, выразившегося в присуждении премий Герте Мюллер (2009) и Жан-Мари Гюставу Леклезио (2008). Экзотичность выбора проявилась хотя бы в том, что эти имена подавляющее большинство читателей, даже умеренно высоколобых, впервые услышало на церемонии объявления лауреатов. Теперь высшей литературной наградой наконец отмечен писатель по-настоящему известный, один из самых достойных представителей литературы XX века.

Последний раз испаноязычная литература торжествовала в 1989 и 1990 годах, когда премию получили сначала испанец Камило Хосе Села, а затем мексиканец Октавио Пас. С тех пор Марио Варгас Льоса выпустил как минимум три романа, выход каждого из которых приближал его к нынешнему триумфу. В 1993 году был издан "Литума в Андах" - вариация на тему древнегреческих мифов, разворачивающаяся в мистическом мире перуанских Анд. В 2000-м опубликовали роман "Нечестивец, или Праздник Козла", в котором Льоса обратился к одной из своих постоянных тем - осмыслению диктаторского режима, на этот раз на примере Доминиканской республики. Наконец, в 2006 году появились неожиданные "Похождения скверной девчонки" - роман, на первый взгляд, слишком сентиментальный, но все же удивительно увлекательный.

На самом деле, когда этот неоднозначно встреченный критикой роман был опубликован, литературный статус Льосы был таков, что ему можно было простить любое проявление не только сентиментальности, в целом характерной для преклонного возраста, но и любой другой литературной "оплошности". Ведь "Похождения скверной девчонки" написал автор таких книг, как "Город и псы", "Разговор в 'Cоборе'" и "Война конца света".

Таким образом, в последние годы в списках наиболее вероятных кандидатов на Нобелевскую премию Марио Варгас Льоса стоял едва ли не особняком. Мало кто из тех, кому прочили награду, мог похвастаться таким литературным наследием и авторитетом и уж тем более принадлежностью к латиноамериканскому "буму" 60-х годов. В какой-то момент величина Льосы как писателя стала настолько очевидной, что присуждение ему Нобелевской премии, казалось, будет только лишним знаком внимания. Невозможно было понять - то ли Марио Варгас Льоса достоин Нобелевской премии, то ли наоборот.

Литературный путь Льосы начался в 1960-х годах с публикацией автобиографического "Города и псов". Благодаря структурной изысканности и богатству литературных техник роман был с восторгом принят критикой, а острая социальная направленность книги обеспечила ей дополнительную популярность не только на родине, но и в СССР, где в 1986 году ее экранизировал советский чилиец Себастьян Аларкон. Вслед за "Городом и псами" вышел не менее успешный "Зеленый дом", утвердивший Марио Варгаса Льосу в статусе одного из самых технически изощренных писателей Латинской Америки.

В своих последующих романах (всего их было опубликовано около 20) Льоса только подтверждал это звание. Второго писателя, книги которого так сильно отличаются одна от другой, навскидку назвать сложно.

ем не менее техника сама по себе никогда бы не стала причиной такого успеха, если бы не материал, к которому она прилагалась. Главной и единственной темой творчества Льосы всегда была его родина Перу: природа Перу, мифы Перу, люди Перу, история Перу и всей Латинской Америки. Следуя словам Маркеса, который говорил: "Диктатор - это единственный законченный типологический образ, который дала Латинская Америка", Льоса осветил эту тему сполна. Трагедия человека, жизнь которого подчинена диктатуре, ярче всего была транспонирована писателем из реальности в литературу в "Разговоре в 'Соборе'", "Войне конца света" и "Празднике Козла".

Интерес к политическим процессам в стране привел Льосу к участию в них: в 1990 году он решил баллотироваться в президенты страны. Однако, несмотря на большую популярность среди избирателей во время предвыборной кампании, выборы Льоса проиграл. После этого он покинул Перу и в 1993 году получил второе гражданство, испанское. Тем не менее участвовать в политической жизни страны он продолжает до сих пор.

Однако основной деятельностью Льосы всегда оставалась литература, верность которой сохранить гораздо проще, чем приверженность политическим идеалам. В ноябре 2010 года свет увидит новая книга писателя - "Сон кельта" (El sueno del celta), биографический роман об ирландском революционере Роджере Кейсменте. И это тот редкий и удачный случай, когда медаль нобелевского лауреата уже не может приумножить тиражи, но зато поспособствует популяризации тех романов, которые массовый читатель в свое время не заметил.

Особенно приятно осознавать, что Шведская академия успела наградить Льосу именно сейчас, когда среди кандидатов на Нобелевку все больше и больше писателей нового поколения. По лукавому признанию перуанца, его имя так часто упоминали в числе вероятных лауреатов, что он давно оставил мысль о Нобелевской премии. Даже узнав о том, что она ему присуждена, Льоса принял известие за шутку: ведь так над ним уже подшучивали раньше. Впрочем, какими бы спорными ни были решения Нобелевского комитета в последние годы, дискредитировать эту премию никому уже не под силу. И ни один писатель, ведь всякий писатель тщеславен, не может оставаться равнодушным к тому, что его имя исчезло из списка номинантов. Это было не так, и это здорово.

Алексей Каданер

*http://lenta.ru/articles/2010/10/07/literature/

увеличить

0

13

quickdriver написал(а):

Нобелевскую премию по литературе получил Марио Варгас Льоса

Льоса и Маркес

Марио Варгас Льоса и Габриэль Гарсиа Маркес познакомились в 1967 и с годами стали близкими друзьями. Их многое объединяло: на пути к литературному успеху оба успели пожить в Париже, затем, уже став известными, - в Барселоне. В 1971 году Льоса, потратив около двух лет на изучение "Ста лет одиночества", опубликовал хвалебный очерк об этом романе. Маркес, в свою очередь, стал крестным отцом второго сына Льосы. Однако в 1976 дружбе литераторов пришел конец: Маркес, встретив коллегу в одном из мексиканских кинотеатров, решил его поприветствовать, однако Льоса неожиданно нанес ему удар в лицо и якобы произнес: "Как ты смеешь приближаться ко мне после того, что ты сделал с Патрисией в Барселоне". Результатом этого столкновения стал грандиозный синяк  под глазом Маркеса. После этого писатели прекратили разговаривать друг с другом, и это молчание длится вот уже 34 года. Что стало причиной ссоры, ни один из них так до сих пор и не рассказал, известно лишь, что это были некие "личные мотивы", а Патрисией зовут супругу Льосы, на которой он женился в 1965 году. Такая таинственность породила один из самых живучих и популярных окололитературных мифов, о котором снят не один документальный фильм.

0


Вы здесь » Простор открыт » Наука » Нобелевская премия